Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

sergmos

Курительные бумажки

 Ароматическая, курительная и т.п. бумажка пропитанный ароматическими веществами листок бумаги, предназначенный для окуривания. — Я не считаю тех денег, которые ты истратила на курительные бумажки и палочки из благовонного дерева. Мамин-Сибиряк.

-------------------------------------------------------------------

Белый Андрей. "На рубеже двух столетий"

Но мать Сорбонной не тронулась: и, по-моему, докучала Буайе и его жене жалобой на жару и на то, что ей скучно; тщетно Буайе придумывал, чем бы ее развлечь, посылая к нам сына, Жоржа, влекшего в "Жардэн д'акклиматасион"132, где я ездил верхом на слоне, а Жорж - на верблюде; когда мы встретились с Умовыми, обещавшими нас увезти в Швейцарию, то, вероятно, у бедного Поля Буайе с души свалилась большая тяжесть.

      Возвращение в Россию было интересней выезда из нее: наш спутник по вагону, бледный, бритый, больной француз, ехавший впервые в Россию, вступил с нами в живой разговор; оказалось, что у него ряд рекомендательных писем к знакомым (Стороженкам, Веселовским и так далее) от того же Поля Буайе, с которым мы проводили недавно время; он оказался католическим священником, находящимся в конфликте с папой и уже не первой молодости принявшимся за изучение славянских языков, в частности, русского; он читал в подлиннике Тургенева, а не мог произнести вслух ни слова по-русски; мать разочаровала его: в летние месяцы никого в Москве нет (ни Стороженок, ни Веселовских); ему придется томиться до осени в пыльном городе; и звала его в гости к нам.

      Мосье Ожэ (так звали его) появился у нас, встретившись с отцом, только что вернувшимся с юга; мосье Ожэ оказался образованнейшим человеком, знающим психологию и литературу; он являлся к нам каждый день, часами толкуя с отцом; ехал он в качестве доцента русского языка по кафедре Буайе в "Эколь дэ ланг з'ориенталь";133 вставал вопрос: куда деться нам во вторую половину лета? Куда деть беспомощного Ожэ, больного и одиноко томящегося в пыльной жаре; решили всем вместе ехать в санаторию доктора Ограновича, Аляухово, присевшую в леса около Звенигорода; там и оказались.

      В санатории был общий стол, за которым шумели больные на одних правах со здоровыми; запомнился профессор анатомии Петров да постоянно являвшиеся Иванюковы, жившие где-то поблизости, в маленьком домике, спрятанном в кустах, уединенно работал и отдыхал державшийся в стороне Н. К. Михайловский, статную фигуру которого, одетую во все серое, с развевающейся бородой я хорошо помню; он рассеянно пробегал в отдалении, точно улепетывая от нас; ветер трепал широкополую шляпу и белокурую бороду, а пенснэйная лента мешалась; отец так и лез на него: померяться силами в споре; однажды он с ним сражался; после мать попрекала его теми же словами, произносимыми с той же интонацией:

      - Хороши... Накричались... И как вам не стыдно... А он с тою ж улыбкою так же перетирал руки:

      - Отчего же-с: поговорили!

      Аляухово жило в памяти из-за Ожэ; ему отвели маленькую комнатушку; и он в ней замкнулся: жечь курительные бумажки, распространяющие запах ладана; и, по-видимому, предаваться католическим медитациям, потому что часами просиживал в темноте, закрыв ставни и очень смущаясь, когда настигали его; у него болели и грудь и ноги; еле передвигался; скоро он вызвал яркое недоуменье в отце, разводившем руками:

      - Непонятно, зачем приехал... Просит не говорить, что священник... Ходит в штатском... Не может внятно ответить, зачем в России...

      Было решено: "иезуит"!

sergmos

Тургенев о йоге и диссоциации

Тургенев – ОмC большим удивлением в письме И.С.Тургенева к графине Ламберт от 1861 года, буквально в одном абзаце, нашел описание использования им знаменитой йоговской мантры "Ом", концепцию жизни как болезни и о диссоциации от страданий.

"Но я уже не с нынешнего дня убедился в том, что в жизни только невозможное возможно – только невероятное правдоподобно. Сверх того, я очень хорошо понимаю, что терять деньги, получать дерзостные письма – и находиться в толкотне недоразумений, притязаний и т. д. – весьма неприятно. В таких случаях отлично помогает индийская философия: "Погрузись в себя – и произнося таинственное слово: ом! – не позволяй себе никакой другой мысли". Средство хорошее. В сущности, так как жизнь – болезнь, – всё, что мы называем философией, наукой, моралью, художеством, поэзией etc. etc. – ничто иное как успокаивающие лекарства, des calmants, ou des palliatifs".
sergmos

Камфарный человек

В романе Н.Лескова "На ножах", в четвертой главе, описан некий оригинал, весь пропитанный камфарой. Мне прежде не доводилось встречать трудов Распайля с его камфарной диетой :) "Управитель был человек честный и даже очень честный: это знали все, но главная черта характера, привязывавшая к нему людей, заключалась в непосредственности его натуры и в оригинальности его характера. ... Ко всему этому Водопьянов постоянно смазывался чем-то камфарным, носил в кармане коробку с камфарными шариками, глотал камфару, посыпал камфарой постель, курил камфарные сигаретки и вообще весь был пропитан камфарой. Это была его гигиена по Распайлю, - единственному врачу, которому он верил. Ходил он и двигался быстро, говорил голосом необыкновенно кротким и мягким и находился в постоянной задумчивости". Еще этот персонаж под именем "черного бедуина", высказывает в романе интересные мысли о тонком мире, в общении с которым находился. Читать здесь.
sergmos

алкогольная эзотерика или эзотерика, замешанная на аморалке

Беседовал вчера с человеком, получившим опыт подобной эзотерики и сложилось описание целой группы ситуаций. Распространенное в московском эзотерическом андеграунде направление в 70-ых 90-ых годах, как впрочем, и питерском начала ХХ века. Обильные возлияния с последующим «чудотворением» - «Представляешь, пропали дорогие часы, все обыскали, потом выпили еще по одной и они тут же нашлись!» Проявление «ситх» – 50 бутылок водки на пятерых за два дня. «Полеты Нагваля - пьяным упал со второго этажа и лишь немного поцарапался». Обязательным условием таких сатурналий, таких отголосков древней вакхической культуры, является присутствие в них чистых людей, старающихся длительное время воздерживаться от пьянки, лихорадочного секса и ведущих здоровый образ жизни. Как правило, это позволяет накопить человеку достаточно энергии поддерживающей в порядке его жизненные обстоятельства. В результате снятия запретов или принуждения высвобождается множество сильной энергии воздержания и организаторы ситуации активно этой энергией питаются. Как следствие, нужен постоянный приток молодых, свежих сил, ведутся туманные разговоры о запредельном мистицизме и высоте посвящений участников действа. Результат – разрушенные семьи, пошатнувшееся здоровье, потеря работы, свободы, а иногда даже гибель империи. Метод избавления – неучастие и посылание таковых учителей подальше.
sergmos

Целительство наоборот

Сформировалась интересная прослойка целителей. Происхождение их таково: человек испытывает проблемы со здоровьем, с энергией и, как следствие проблемы в социуме. Он начинает искать решение, обнаруживается что-то, где за небольшие деньги и за три занятия обещают чему-то целительскому научить. Получив формальное знание, не обогатив все это личным опытом, больной «целитель» начинает искать клиентов. Чудесным образом, в отсутствие магнетизма, удается затянуть в процесс лечения знакомых своих знакомых. Вместо передачи энергии происходит одалживание энергии у клиентов, либо в виде остатков здоровья, либо в виде денег.

В традиционных системах, например, в шаманизме есть понятие «шаманской болезни». Шаман несколько лет проходит мучительные испытания, переболевая на тонком и на физическом плане болезнями – почек, желудка, легких. После выхода из этого состояния шаман получает право лечить именно от этих испытанных и преодоленных им болезней, но никак не прежде того.